Понимал ли он, что убил великого человека и чувствовал ли угрызения совести?