Почему Россия добровольно становится сырьевым придатком Китая?